Московский патриархат. Тихвинская и Лодейнопольская Епархия

Обитель преподобного отца нашего Киприана Стороженского чудотворца.



...

Свято-Никольский Киприано-Стороженский скит наш, находится в деревне Сторожно Волховского района и образован на месте древнего монастыря XVI века, являясь собственно, первым этапом возрождения этой древней обители. Монастырь сей, основан преподобным Киприаном Стороженским и был утверждён в царствование государя Иоанна IV– Грозного.

По преданию основатель Николо-Стороженского монастыря преподобный Киприан, до монашества был атаманом местных разбойников, которые промышляли разбоем на Стороженском мысу, из-за них, собственно так и названном. Разбойники там подстерегали-«сторожили» суда и грабили. Атаман этот, (а звали его по слухам Косма), оказавшись далеко от берега, во время жестокой бури, ( какие не редки на Ладоге), в минуту смертельной, опасности дал обет Богу, что если будет спасён, то оставит преступную жизнь, примет монашество и посвятит оставшуюся жизнь, (а был он человеком далеко не старым), покаянию и молитве.

Сохранил Бог разбойника, и не сразу, думается тот обратился, но Господь вразумил и наставил его через преподобного Андриана Андрусовского, после чего, (уже по личному произволению), разбойничий атаман оставил мир и вручил себя полностью в руки Господни, Матери Божией и Святого Николая Чудотворца. Постриг над бывшим атаманом совершил, (вероятнее всего в Свирском монастыре), тот самый, преподобный старец, ученик, тогда уже почившего, великого святого Александра Свирского Андриан Андрусовский.

В постриге раскаявшийся разбойник был наречён Киприаном. Преподобный Андриан Андрусовский как духовник новопостриженного монаха Киприана, и благословил его, по велению Божию, основать монастырь, именно на Стороженском мысу. Отрекшись же от всех благ мира сего, тот всецело предался подвигу монашескому и ни о чём более, кроме спасения души, не помышляя.

Плодом всего этого стало не только преподобничество самого отца нашего Киприана, не только и не столько, возведение Никольского храма и создание Стороженского монастыря, но то, что множество людей, на протяжении всех этих веков, глядя на его жизненный путь, отреклись от греха и встали на путь спасения. А разбойники, кстати, в дальнейшем, исчезли вовсе со всей этой округи. Не может грех жить там где святость.

Удивления достойно, то - как разбойник стал святым, как смог преодолеть все скорби и страсти, необходимо захлёстывающие подобного человека, пожелай он только оставить греховную жизнь. Какая великая переплавка духа происходила в этой святой обители. Смирение и чистота помышлений этого монаха были таковы, что особая сила молитвы была дарована Богом преподобному, и тот победил в себе грех. Затем уже многих отвёл от греха, наставил, отмолил, да и отмаливает по сию пору, четыреста с лишним лет.

Так что, в случае преподобного отца нашего Киприана игумена Стороженского, особенно уместны слова апостола: - «искушаемый много и искушаемым может помочь». Как якорь спасения, как некий последний рубеж, стояла на берегу Ладоги наша святая обитель. Непостижимая сила покаяния преподобного отца нашего, по милосердию Божию, поставила здесь предел греху, и грех был низложен.

При чём, было это во времена, когда родина наша Святая Русь, подверглась тяжёлым испытаниям. И преподобный Александр Свирский, со своими учениками и последователями нерушимо встали на страже православия, святым, (кто земным, кто уже небесным), северным кордоном, являя чудеса терпения, смирения, покаяния и молитвы – того, против чего зло бессильно. Стояли в подвиге великой верности Христу. Стояли и не поколебались, и выстояли.

Возможно такие фразы, как «по преданию», «по слухам», да и некий былинный налёт в манере изложения текста, может создать впечатление легендарности самой личности преподобного Киприана Стороженского, тем не менее, это реальная историческая личность, что засвидетельствовано сохранившимися официальными документами. Но идём далее.

Далеко не гладким был монашеский путь преподобного Киприана, знаете, монаху с подобной биографией невозможно ждать, что-то кроме осуждения и наветов, и преподобный нёс всё это. Заведомо не помышляя о доверии, либо добром расположении к себе, любого начальства, в особенности светского. Упование здесь может быть только на Бога и поверьте прп. Киприан уповал только не Него.

Молился преподобный отец наш крепко и к нему стали стекаться монахи, но впереди ожидали новые испытания. Основные трудности начались после смерти его духовника прп. Андриана, его единственной опоры, духовная сила старца была незыблемой защитой во всём. Но верно, настало время самого Стороженского настоятеля, под началом которого к тому времени, было уже тридцать братьев монахов, за которых он как настоятель был в ответе пред Богом. И вот не видя ни откуда, ни какой помощи, оказавшись в полной безысходности, преподобный отец наш, помолившись, решается идти пешком к царю. Во первых это не в Волхов, мягко говоря сходить, а во вторых царь ни кто ни будь, а Иоанн Васильевич IV – Грозный.

Возможно, так устроил Господь, не только что бы утвердилась обитель Стороженская, но и чтобы, запечатлеть преподобного в истории и оградить потомков от сомнений. Неисповедимы Пути Господни. Однако, фактом является то, что принят был стороженский настоятель Иоанном Грозным, который почувствовал его святость, увидел преданность Богу и проникся уважением к Киприану, после чего, хорошенько распросив о всех нуждах, жаловал Стороженскому монастырю земли, рыбные ловли и освобождал от налогов - «обелил», на что и выдана была особая «Тарханная» грамота с висячей печатью на витой нити. Грамота эта, с пожертвованиями на обитель, была выдана лично прп. Киприану Стороженскому и подтверждена, 14 мая 1587 года царём сыном Иоанна Грозного Феодором Иоанновичем, а затем 25 июня 1598 г., эту же грамоту со всеми привилегиями подтвердил так же Борис Годунов ещё при жизни преподобного. Этот сохранившийся, исторический документ придаёт и остальному преданию достаточную достоверность.

Но и после кончины преподобного Киприана, грамота эта подтверждалась всеми последующими царями до Петра Первого, который заменил новой печатью старую, пострадавшую во время шведской войны. Тогда это всё ещё была цветущая обитель, со сплочённой братией, регулярным Богослужением, крепким хозяйством с мельницей пекарней, скотным двором, пахотными и сенокосными угодьями, всеми монастырскими службами, богатым облачением и дорогой церковной утварью. И не смотря ни на что, благополучный период нашей обители, заканчивался. Бог посылал скорби и испытания. В 1722 г. Стороженский Николаевский монастырь теряет самостоятельность, но пока, его приписывают к новгородскому архиерейскому дому, (не дал тогда владыка разорить обитель).

Далее в царствование Екатерины II, согласно изданному ею в 1764 году указа "О Духовных штатах" обитель св. прп. Киприана Стороженского постигла участь многих русских монастырей – они были упразднены, в соответствии с законом о «секуляризации», весьма модному, среди Европейских монархов той поры, а Европе Екатерина II подражала старательно. Надо видимо добавить, что 520(пятьсот двадцать) монастырей, закрыла, не моргнув глазом благородная Екатерина, да Господь на тот момент в России утвердил, около тысячи, монашеских обителей, тут уж все не закроешь.

Однако Стороженский монастырь теперь стал «заштатным» и его приписали к Александро – Свирскому монастырю, затем вообще упразднили в приход. К этому нужно добавить, что с каждой новой припиской у Стороженской обители, конечно, отнимались земли и имущество, как в пользу казны, так и тех к кому приписывали, что довело обитель до полного обнищания. Наконец в 1832 году, в виду бедности Никольского Стороженского прихода, церковь приписали к Спасо-Преображенскому храму в селе Загубье. Соответственно последние и крайне необходимые для жизни, как пахотные, так и сенокосные земли были навсегда отданы Загубской церкви. Так что к началу XX го века бывший Николо-Стороженский монастырь превратился в совершенно обобранный и всё ещё, более беднеющий приход.

А после революции, эта святая обитель разделила дальнейшую участь своей Родины, то есть подверглась репрессиям богоборческого коммунистического режима. Для начала в середине 1920х годов они создали рыбный кооператив «Стороженский мыс», место подобрали естественно возле храма, тогда повсеместно действовали по одной схеме - церковь в 1930г закрыли, а священника отца Павла отправили для начала в ссылку. Последний священник Стороженского прихода, той эпохи протоиерей отец Павел Ирадионов был в дальнейшем арестован и, как большинство русских священников, в 1937 году расстрелян, сама же обитель до конца разрушена и предана поруганию.

Так на 78 лет была прервана линия Стороженского священства, тянувшаяся с XVI века и следующий, после отца Павла священник приписанный конкретно к Стороженскому престолу был рукоположен только в 2016 году, это нынешний настоятель, до этого, если кто сюда и приезжали служить, были священниками с других престолов, Сторожно был для них всех второстепенный приход.

К началу XXI века «на волне» всеобщего возрождения древних храмов, обратили внимание и на наш Никольский, совершенно к тому времени, доведённый до крайности храм, без крыши окон и дверей, с деревьями на стенах, да едва различимые остатки часовни над могилой преподобного Киприана Стороженского - всё что осталось от древнего монастыря, да и это было частью территории заброшенной рыболовецкой артели.

Никольскую церковь приписали к приходу храма Рождества Христова деревни Надкопанье, находящегося, без малого в сорока километрах от Сторожно. Настоятель прихода тогда иеромонах Антоний (кузнецов), начал приезжать служить молебны, и в мае 2001года отслужил там, в разрушенном храме Божественную Литургию, однако нормального Богослужения, быть естественно не могло.

Постепенно на остатках фундамента старой часовни над могилой преподобного Киприана Стороженского, стараниями жителей Сторожно и прихожан Надкопанья с настоятелем прихода, была построена часовня, а в 2010 году часовню над могилкой основателя монастыря. переделали в небольшой летний храм и в 2011году освятили там престол в честь преподобного Киприана Стороженского, 27 октября 2011года, митрополитом Санкт – Петербуржским и Ладожским Владимиром был выдан Антиминс для служения Божественной Литургии на этом престоле. Дата указана согласно надписи на Антиминсе, (самом надёжном документе).

Конечно, регулярные службы всерьёз, проводиться не могли, церковь была летней без печки, и была одной из шести храмов приписанных к приходу Рождества Христова. Настоятель прихода отправлял сюда жить, то одних, то других людей, основной задачей которых была ловля рыбы для прихода, да присмотр за храмом, от одного до другого, приездов настоятеля с приходом, по факту подсобное хозяйство прихода в деревне Надкопанье. О возрождении монастыря речи не шло, тем не менее, приход добился от государства производства реставрационных работ, и государство начало в 2011году восстановление Никольского храма.

Однако до 2013 года обитель влачила жалкое существование, а как мы говорили выше, где Господь, Благословил создание монастыря, монастырь и должен быть и ни чего другого здесь делать нельзя. Безблагодатно это. Не нужно забывать, на общем фоне, что монастыри и монашество в целом это Божие устроение, соответственно основа, столп и утверждение Православия, со всеми вытекающими последствиями.

Наконец, весной 2013 года после создания Тихвинской епархии и утверждения на её кафедре Преосвященнейшего Мстислава епископа Тихвинского и Лодейнопольского, существующее положение кардинально изменилось. По велению Матери Божией и по личному духовному рассуждению, владыка Мстислав благословил, возрождение сей древней обители, в своём монашеском чине, ради чего она, и создавалась преподобным отцом нашим Киприаном Стороженским.

Тогда же Стороженская обитель обрела свою новую святыню – афонский список иконы Божией Матери «Троеручица» написанной на святой горе, как «Благословение Святой горы Афон монастыря Хиландар на возрождение Свято-Никольского Киприано-Стороженского монастыря» - это написано Афонскими монахами на обратной стороне иконы. В Сторожно был утверждён афонский устав, и в мае того же 2013 года, заселилась новая братия. Звучит красиво, но братия это состояла из одного монаха, да новоначального инока, и трудника последние двое уже жили какое-то время в Сторожно. Основной и вначале единственной опорой для нас было обязательное и неукоснительное совершение, полного богослужебного круга, соблюдение монашеского устава.

Обитель в это время представляла собой оштукатуренный, выбеленный, закрытый крышей, но полностью разрушенный внутри Никольский храм, рядом деревянная без отопления с голыми стенами и черновыми полами небольшая церковка. Заросшее буреломом и засыпанное мусором кладбище с переломанным 50х годов забором, слева от которого пустырь. Справа от храма у озера остатки заброшенного рыбоприёмного помещения, разгороженные черновой доской на несколько частей, примыкающие к полностью разрушенному леднику, внутри которого мусорная свалка. У дороги старое сетехранилище разгороженное на две комнаты в одном Русская печь, с лопнувшим сводом, второе без отопления. Ремонта это помещение не видело ни когда.

Помещения эти мало кто мог бы назвать жилыми, но там жили постоянно меняющиеся трудники с прихода. Так началось возрождение древней обители. Сказать, что на новом месте нас ожидали трудности и скорби, это означает - ничего не сказать. При этом первые три года мы, соответственно оставались, приписаны к тому же приходу храма Рождества Христова в деревне Надкопанье.

Только любовь к монашеству нашего владыки, его отеческая поддержка давали нам силы держаться, и позволила братии, конечно же, по молитвам преподобного нашего отца Киприана Стороженского, и вопреки всему окружающему противостоянию, устоять в тот период. Вначале сделали печь и устроили, как могли деревянный храм, для ежедневной службы. Потом срубили келлию на четверых и занялись ремонтом полуразрушенных помещений и очисткой кладбища. Всё работы велись при неукоснительном выполнении Богослужебного круга. Кто-то не выдерживал и уходил и Господь по молитвам преподобного Киприана приводил новых, тех кто теперь составили костяк братии.

Однако мы оставались просто приписным храмом, только теперь уже одним из семи и все были штатом мирского прихода, что само по себе было несоответствием монашеского образа жизни и вносило в монашескую жизнь ряд трудностей. Наконец в октябре 2016 года нас полностью отделили от прихода и перевели из Волховского в Лодейнопольское благочиние. В Сторожно, указом Владыки Мстислава, образован Свято - Никольский Киприано - Стороженский мужской скит. Это отдельный скит, со своим, назначенным владыкой, одним и братии, (иеромонахом Варлаамом (Карабашевым)) настоятелем, и приписан к Свято – Троицкому Александро – Свирскому монастырю. Начался новый этап истории Стороженского монастыря.

Обитель словно расправила крылья. Стараниями стороженских прихожан братия начали возводить монастырскую стену, подобную той, которая была в древности. Господь стал приводить людей желающих помочь возрождению древней обители. Разобрали старый ледник и на месте его построили братский корпус.

Не соответствующий архитектурно и не приспособленный для круглосуточного Богослужения деревянный храм, перестроили в каменный, по проекту XVI века новгородского же зодчества. Полностью благоустроили для службы первый этаж Никольского храма Успенский предел, где и служим. На месте пустыря срубили бревенчатые келлии. Провели водопровод, построили отопительный комплекс и канализационную систему. Скит обрёл целостность и прочную инфраструктуру.

Основное в жизни по прежнему ежедневное Богослужение регулярное совершение Литургии, между службами читается поминальная псалтирь. Сейчас в скиту девять монахов, из них пятеро приняли постриг уже у нас, есть ещё четверо послушников и несколько трудников.

Обитель полностью благоустроена и в этом нет ни малейшей нашей заслуги и это не смиренные слова, а реальный факт. Мы по милости Божией оказались очевидцами чуда возрождения древней обители. Все эти годы, вполне сознавая и постоянно убеждаясь в своём безсилии, мы со страхом и благоговением наблюдаем, по Великой Милости Божией, как отец наш преподобный Киприан Стороженский, молитвами свтт. Николая и заступничеством Матери Божией, возрождает собственную обитель. И все мы здесь живущие постоянно чувствуем помощь и заступление преподобного отца нашего, множество удивительного с этим связано.

Велика молитва преподобного и по нашему глубокому убеждению, преображение самого бывшего разбойничьего атамана, было следствием молитвенного же заступления прп. Андриана Андрусовского и св. Киприан Стороженский хорошо знал и усвоил это. Соответственно обращение других братий монастыря, а в дальнейшем и их преображение, происходило вследствие сугубой и усердной молитвы, для чего вся жизнь, в основанной прп Киприаном Стороженским обители, должна быть настроена на внимательное внутреннее молитвенное делание. Основой чего является, по мнению всех святых отцов, творимая умом в сердце молитва Иисусова, в сочетании с послушанием и строгим соблюдением монашеского устава.

Именно молитве по четкам, издревле и отводится в скитах основная роль. Во время богослужения в храме, братия не должны прекращать молитвы Иисусовой, совершаемой в уме. В течение дня все так же, должны непрестанно молиться уже без счета, произнося Иисусову молитву, кто вслух, кто вполголоса или в уме, в зависимости от послушания, навыка и устроения брата. Перед отдыхом вся братия исполняет молитвенное правило по четкам, навыкая, молиться непрестанно, с молитвой уходя в сон и просыпаться, стараясь с молитвой.

Ученик известного Афонского апологета умной молитвы Иосифа Исихаста старец Ефрем Филофейский, ныне основатель, более двадцати православных монастырей в Аризоне, (а это пустыня), считает, что строгое общежитие при подобном уставе и должном руководстве быстрее всего и легче всего приводит монаха к преуспеянию. И что даже такое, казалось бы, механическое, на первых порах, произнесение молитвы Иисусовой способствует очищению ума, исцелению сердца от страстей и усвоению умом и сердцем сладчайшего имени Иисуса, просвещению, очищению и, в конце концов, преображению падшей человеческой природы. То есть именно тому, ради чего все мы и покинули мир, приняв монашество.

Таким образом, весь день и часть ночи в зависимости от распорядка дня должны проводиться братией и гостями обители в непрестанном упражнении в молитвенном делании. Это основа устроения, непосредственно нашего скита, соответственно обязательна, к исполнению, всеми жителями скита, как братией, так и гостями. В общем, об уставе нашей обители уместно будет сказать отдельно, для первого же, пусть и краткого знакомства сказанного достаточно.